Translate

суббота, 27 августа 2016 г.

Яблочный Спас.

В то время, когда многие русские лоскутницы радостно принялись совместно шить Дорогую Джейн, мой «квасной патриотизм» бунтовал: ну почему это не пошив, например, «Родной Пелагеи». Бунт мой был «в глубине души, где-то очень глубоко», по той причине, что, он никого не интересовал. Ситуация, впрочем, для Всемирно Неизвестной привычная и, разумеется, необидная. Однако, для себя я решила, что непременно «Пелагею» в каком-нибудь виде сошью. И дрожжи забродили.
Патриотичные тараканы в голове изо всех сил интересовались русским лоскутным шитьем. И однажды, а именно прошлым летом, квашня полезла из кастрюли. Родилась мысль увековечить для себя  Яблочный спас. Я люблю Яблочный спас, не как славянский или религиозный праздник, а как время года, когда бог улыбается.
   Идея созрела, представление, как ее реализовать тоже. Нашила квадратов-яблок и нарезала полосок для фона.   Два месяца перетасовывала полоски да квадраты то на четвереньках на полу, то со скамеечкой на стене. И потом еще долго эту работку я делала, но, как говорится « как ни болела, а померла». Сшила. Простегала. Вот.

К сожалению, мои "тараканы" не обременены художественным образованием, поэтому «что выросло, то выросло». Оптимизм же мой утверждает, что примитивизм тоже имеет право на существование. А группа поддержки в лице мужа сказала, что рисовать или шить по правилам - это работа ума, а шить, как чувствуешь - это работа сердца. Так что, первое как раз характерно для точного американского печворка, а второе - для нашего русского лоскутного шитья. Выходит, раз уж я шила, как чувствовала, то  идея моя до некоторой степени состоялась.   А время Родной Пелагеи, видимо, еще не пришло.